Глава 6. Когда молодые люди снова оказались у комнаты Катрин, то Райан спросил:

Когда молодые люди снова оказались у комнаты Катрин, то Райан спросил:

- Катрин, а все-таки в чем была причина Вашего категоричного отказа от свадьбы?

Этот вопрос застал девушку врасплох. Она и сама не понимала своего, то есть отказа Катрин Де Бланче. Ведь Райан был идеальным во всех отношениях, мужчиной. Во всяком случае, Кате пока не представлялось в этом разубедиться. Хотя настоящая Катрин ведь не была лично знакома с Райаном и не знала, какой он на самом деле.

Немного подумав, девушка предположила:

- А может, быть я боялась, что Вы окажетесь старым и ужасным?

- Но Вы ведь знали, что мне всего двадцать семь, - обижено, протянул граф, - да и наверняка Вы видели мой портрет, который я отправлял Вам.

- Или быть может... - немного колеблясь, девушка продолжила, - я не хотела связывать судьбу с потомком предателя? - вспомнив о рассказе Питера о первом графе Сизерленде, сказала Катрин и тут же пожалела об этом. Глаза Райана вспыхнули гневом, а на лице заиграли желваки. Голос парня изменился до неузнаваемости, и он почти что прошипел:

- Кто Вам сказал подобную чушь? - в этот момент от прежнего, нежного и доброго Райана не осталось и следа. Катрин даже показалось, что Райан заступаясь за честь семьи, сейчас ударит ее в порыве гнева. Но отступать было некуда, и девушка ответила дрожащим голосом:

- Так говорит история.

К величайшей неожиданности Катрин, Райан вдруг громко засмеялся, запрокидывая голову назад. Не зная, как реагировать на столь неоднозначную реакцию графа, девушка испуганно смотрела на него. Мужчина же, взглянув на Катю, с трудом подавливая смех, спросил:

- Какая к черту история? Это все бред! Откуда кому знать, что было на самом деле! - в словах Райана звучала уверенность, но уже пропал тот мимолетный приступ гнева. Катрин поняв, что уже ей нечего бояться, сказала с большей решительностью:

- Обычная история...

- Идемте! - граф сменил выражение лица на более серьезное, схватил Катрин за руку и собрался тащить за собой обратно вниз.

- Куда? - сопротивляясь, спросила девушка.

- Сейчас все узнаете! - настаивал Райан.

- Но Вас ведь ждет графиня, - вспомнила вдруг Катрин.

- Ах, да - хлопая себя по лбу, остановился на мгновение мужчина. И тут же, словно что-то придумав, приказал - Так, Катрин, стойте здесь и никуда не ходите! Я вернусь ровно через пять минут! - И не дожидаясь ответа, быстро приложился губами к руке девушки, а затем так же быстро отпустил ее и бросился вглубь длинного коридора, тут же скрывшись за поворотом, оставив девушку стоять одну в полном недоумении.

Тяжело вздохнув, Катрин только сейчас вспомнила, что все это время в руках держала стопку писем от Катрин Де Бланче к графу Сизерленду. "Что же все это значит?" - мысленно саму себя спросила девушка. Все вокруг было насквозь пропитано тайнами и интригами. И распутать этот странный клубок ей еще предстоит. Может, в одном из этих посланий будет хотя бы малейший намек, малейшее объяснение этой ситуации.

Девушка быстро направилась в свою комнату, чтобы оставить там письма, решив заняться ими потом. Сейчас же она надеялась получить хоть какие-то сведения от Райана, который, к счастью, не заставил себя долго ждать. Катрин не успела захлопнуть за собой дверь спальни, а граф, как и обещал, снова возник в коридоре ровно через пять минут.



- Катрин, Вы удумали от меня сбежать? - с невозмутимым видом спросил на ходу мужчина.

- Нет, конечно! - ухмыльнулась девушка, - я просто занесла письма в комнату. Не думала, что Вы так быстро вернетесь.

- Катрин, я всегда сдерживаю свои слова! - с улыбкой ответил граф, и, подхватив девушку под руку, со словами "Идемте!", повел вниз по лестнице.

- Райан, скажите, а как Вам так быстро удалось сбежать от матери? - поинтересовалась Катрин, - Я думала, что Вы как любящий и послушный сын, не сможете увильнуть так сразу.

- Милая моя, - бросив нежный взгляд на девушку, Райан протянул - разговор с моей матерью не настолько важен, что не его нельзя отложить.

Эти слова очень польстили Катрин. И всю дорогу она пыталась сдерживать улыбку.

Пройдя сквозь анфиладу комнат, молодые люди оказались у большой двустворчатой дубовой двери. Немного помедлив, Райан с торжественным видом взглянул на девушку и отворил дверь. Перед ними предстал длинный и сравнительно с остальными комнатами, узкий зал, но не мене роскошный. Первое, что бросилось в глаза Катрин, это камин с противоположной стороны, между двумя узкими высокими окнами, в самой глубине зала, высотой до двух метров и шириной почти на всю стену. Рядом с ним стояло два больших кресла и столик. На полу лежал толстый персидский ковер, а стены были обиты алым шелком. Этим и заканчивалась вся меблировка зала. Все было прекрасным, но далеко не роскошнее, чем остальные, уже увиденные девушкой залы. Поэтому Катрин не совсем понимала, зачем Райан ее сюда привел и что здесь может быть такого важного.

- И что здесь?.. - хотела, было Катрин узнать у Райана, но тут ей в глаза бросилась картины в позолоченных рамах, висящие слева и справа на стенах. Девушка замолчала на полуслове и мелкими шагами стала идти вперед, рассматривая картины. Ими оказались мужские и женские портреты. Причем вдоль правой стены висели только мужские портреты, а вдоль левой - женские. С любопытством Катрин всматривалась в реалистичные лица, смотревшие на нее с холстов. А всего портретов было двенадцать, по шесть с каждой стороны.

- Это мои предки, - наконец-то вымолвил Райан, указывая рукой на правую сторону. И действительно, в каждом мужчине, изображенном на картинах, улавливались знакомые черты Райана, особенно в первом портрете.

- Заметно сходство, - подтвердила Катрин.

- Это мой отец, - ответил вслух парень, подтверждая мысленное предположение девушки.

- Это же графиня Хелен, - воскликнула Катрин, повернувшись к противоположной стене.

- Да, это мама. Но мы пришли сюда немного по другому поводу, нежели посмотреть ее портрет, - нетерпеливо сказал Райан.

- Хорошо, - повернувшись к парню, произнесла Катрин, - показывай то, ради чего пришли.

Тогда Райан направился вперед со словами:

- Здесь висят портреты всех графов Сизерленд и их жен, начиная с самого первого графа - Майкла, которого, как ты говоришь, твоя история, считает предателем, - с раздражением бросил мужчина, и, остановившись у самого последнего портрета, добавил - А вот и он!

- Я знаю! Я видела этот портрет в интернете! - воскликнула Катрин, как только подошла поближе.

- Где видела? - Райан с удивлением посмотрел на девушку. И только тогда она поняла, что болтнула лишнего. Не зная, что и ответить, Катя смущенно смотрела на графа, пытаясь подыскать нужное объяснение.

- Это что книга? - пришел на помощь своим вопросом Райан.

- Своего рода... - замялась девушка, - скорее что-то вроде библиотеки.

- Странно... - задумчиво сказал граф, скорее для самого себя, чем для Катрин, - никогда не слышал такого непонятного названия...

Катрин невольно улыбнулась, увидев озадаченное лицо графа. Он выглядел сейчас как маленький ребенок, которому пытаются объяснить что-то совершенно новое для него. Все выглядело так забавно и мило, что от этого по телу девушки пробежала очередная волна нежности. Катя вдруг подумала, о том, как было бы забавно рассказать и наглядно показать графу все технические прогрессы двадцать первого века. Она даже представила Райана, пытавшегося научиться работать на компьютере. Подавив смешок, Катрин встряхнула головой, отгоняя от себя эти совершенно нереальные и невозможные к осуществлению планы.

- Она что в Лондоне находиться? - спросил тем временем граф.

- Кто она? - переспросила девушка, сначала не сообразив, что имеет в виду мужчина.

- Ну, эта библиотека. Интернат или как там ее... - нахмурился Райан.

- Интернет, - поправила Катрин, - и в Лондоне тоже.

- Так и что же там говорят о моем предке? - поинтересовался граф, усаживаясь в кресло у камина.

- Ничего особенного. Только то, что Майкл перешел на сторону французов в Столетней войне, таким образом, предав свою родину, - и Катрин вкратце пересказала Райану историю, услышанную от Питера.

- Вот значит как. Не думал, что в Англии о нашей семье такого мнения, - разочарованно протянул парень, - я так понимаю, Вы тоже такого мнения?

- Я запуталась во всей этой истории, и уже не понимаю чему верить, а чему нет, - честно призналась Катрин.

- Хорошо, тогда слушай, как было на самом деле, - и Райан начал рассказ, - Действительно мой предок, то есть Майкл, участвовал в Столетней войне и воевал на стороне Англии. Поверь, он был предан своей стране! - с отчаяньем воскликнул граф, глядя на девушку. Катрин поняла, что Райану очень важно, чтобы она ему поверила, и девушка прошептала:

- Райан, я верю...

- Майкл воевал в полку генерала Томаса Монтегю и был одним из лучших воинов, - Райан продолжал, словно не слыша слов девушки, - и это в возрасте семнадцати лет. Но через год, в 1437 году, генерал погибает, но перед смертью поручает именно Майклу возглавить войско. Как раз именно в этот период, они воевали во Франции, примерно в этих местах, удерживая значительные территории за Англией. Вот только английская армия понесла значительные потери, и благодаря этому, до 1445 года, французский король Карл 7 возвращает себе практически все северные территории, за исключением тех, что удерживал мой предок. Самой стойкой оказалась только армия Майкла, долгое время им удается удерживать оборону. Хоть и с огромными потерями. За этот героизм в Англии Майклу присуждают титул графа и поместье в Хэмпшире. Но в 1449 году, один из недоброжелателей, метивший еще после смерти генерала возглавить войско, клевещет Генриху о предательстве Майкла. Якобы тот, уже давно перешел на сторону Франции, обведя англичан вокруг пальца. Генрих же, был слишком вспыльчивым и мог поверить абсолютно в любую чушь. Поверил он и в этот бред с предательством. Не давая никакого права Майклу для объяснения, он тут же отнимает только что подаренные земли и титул, при этом запрещая Майклу даже ступать на английскую землю. Его там считали, чуть ли не врагом народа. Майкл хотел вернуться, доказать свою правоту, но в его же собственной стране на него устроили охоту. Одно время обещали даже, принесшим королю его голову, огромные богатства...

- Какой ужас... - Катрин с жалостью, представила, сколько пришлось пережить предку Райана. Только одно девушке еще не было понятно - И тогда Майкл решил остаться во Франции?

- У него не было иного выбора, - тяжело вздыхая, ответил Райан, - при всем своем желании и силе воли он не мог один, без пенса в кармане, противостоять целой стране. За ним оставалось только небольшое французское поместье, удерживаемое с парой десятков самых верных ему людей. Столетняя война подходила к концу. Францией было отвоевано все земли, а те незначительные территории, на которых осел мой предок, англичане не считали своими, в силу уже понятных обстоятельств. Карл же, понимая, что Майкл не представляет для его страны угрозы, не спешил прогонять его. Только когда был подписан мирный договор, король едет сам лично сюда с небольшой свитой. Но Майкл оказался не из робкого десятка и противостоит самому королю, - эти слова Райан произнес с необычайной гордостью, - который не совсем рассчитал свои силы, будучи уверен, что Майкл пойдет сдаваться. После пары дней атаки, Карл понял, что Майкл будет сражаться до последнего. Такая смелость позабавила короля, и он предложил Майклу сделку. Своего рода рыцарский поединок с одним из лучших воинов Франции. Победителя, король пообещал наградить титулом и отдать эту землю. А проигравший должен остаться ни с чем. Более того, возможно и без головы. Последнее касалось, конечно, Майкла.

- И что он согласился? - не удержалась Катрин.

- У него не было другого выбора! Все равно у него ничего не было, кроме собственной жизни. - Райан замолчал.

- И? Он победил? - переспросила девушка, наперед зная ответ.

- Да, хоть это и было совсем нелегко. Противник был очень сильным. Но у Майкла кроме надежды сохранить жизнь и получить хоть кусок земли был еще один, дополнительный стимул, - Райан загадочно улыбнулся.

- Какой стимул? - не сообразила девушка.

- Он влюбился в нее, - и граф рукой указал на портрет, висевший противоположно портрету Майкла. Там была изображена очень красивая молодая женщина с ангельским лицом, светлыми волосами и небесно-голубыми глазами. Катрин сразу же поняла, что эта та самая знаменитая Анабель.

- Надеюсь, ты знаешь историю про маскарад? - спросил мужчина.

- То, что отец Анабель не желал видеть в Майкле собственного зятя, и тот тогда устроил этот маскарад? Верно?

- Вижу, с этой темой ты ознакомлена лучше, - радостно воскликнул Райан.

- Вроде того, - смутилась Катрин, - Но все же, я не понимаю, неужели король за одно сражение вывалил такие привилегии?

- Выва... что? - переспросил удивленный граф. Катрин, хлопнув себя по лбу ладонью, повернулась к Райану, который с недоумением смотрел на нее. "Да, все-таки разница эпох это тяжелый случай!" - сделала вывод мысленно девушка, а вслух ответила:

- Я имею в виду, король, что так спокойно подарил Майклу за эту победу титул и поместье?

- К счастью, Карл оказался честным человеком, - подтвердил Райан, - более того, то колье, которое передавалось всем женщинам рода Сизерленд, и которое вчера перешло по праву к тебе, тоже было своего рода дополнительным даром короля!

Катрин удивленно посмотрела на графа. А тот спросил, еще более удивившись:

- Только не говори, что этого ты тоже не знала?

- Нет, - коротко кивнула девушка.

- Теперь знаешь, - сделал вывод мужчина, - Теперь понимаешь, откуда те убеждения о предательстве? - Катрин снова утвердительно закивала, - Возможно, в чем-то Майкл поступил и не совсем правильно. Но это еще не повод называть его предателем, ведь сначала предали именно его, причем те, кого он считал своими, - грустно заключил Райан, всматриваясь в портрет своего предка. Катрин легкими шагами подошла сзади ближе к Райану и положила свои руки ему на плечи. От этого прикосновения Райан напрягся, и девушка, почувствовав это, стала осторожно массировать парню плечи. Но он резко повернулся и, глядя прямо в глаза Катрин, спросил:

- Ты мне хоть веришь? - в его глазах блестели огоньки надежды.

- Конечно, верю, - улыбаясь, ответила девушка. Она ведь еще тогда не поверила словам Питера, но теперь была полностью уверена, что в этот раз история промахнулась. Что никакие Сизерленды не предатели, что все выводы были сделаны совсем не справедливо. "Господи, а ведь в моем веке все так считаю!" - пронеслось в голове девушки. Катрин, глядя на графа, решила, что когда вернется обратно, должна вернуть Сизерлендам доброе имя.

- Спасибо, - прошептал мужчина, - мне было очень важно услышать это именно от тебя, - и Райан поспешно отвернулся.

- А где твой портрет? - неожиданно спросила Катрин, подумав, что пора сменить тему.

- Какой портрет? - не сообразил граф.

- Ты ведь сам сказал, что в этом зале висят портреты всех твоих предков. Так почему здесь нет твоего портрета?

- А, ты об этом, - протянул Райан, - Ты ведь знаешь, что я сталь графом всего полтора года назад, после смерти отца, - Катрин кивнула в знак согласия, хотя на самом деле понятия не имела, когда к Райану перешел титул, - Так вот как-то было не до портретов. А теперь я думаю, что закажу портреты после свадьбы, чтобы повесить сразу оба.

От слов о свадьбе, по телу девушки пробежала дрожь. Райан только и мечтает, когда это произойдет, а она даже не знает, где окажется через пару минут - здесь, или уже в двадцать первом веке. "Хотя, наверное, к тому времени уже объявиться настоящая Катрин и в моем присутствии уже никто не будет нуждаться" - решила девушка, и от этого сердце предательски защемило.

- А когда будет свадьба? - робко поинтересовалась Катрин, подумав, что лучше сразу узнать, когда все окончательно решиться.

- Тебе уже, что не терпится стать графиней Сизерленд? - игриво спросил граф.

- Мы с твоим отцом ведь все обговаривали. Ты что не в курсе?

- Не совсем, - призналась девушка.

- Если ничего не помешает, то через два месяца, - ответил Райан.

- Так долго? - Катрин не могла столько ждать. Хотя быть может, если повезет, то Катрин Де Бланче объявиться раньше.

- Ну, ты ведь сама прекрасно понимаешь, что для такого события нужно хорошо подготовиться, подготовить тебе гардероб, вывести тебя в свет... - стал перечислять мужчина.

- В свет?

- Сезон в Париже в самом разгаре, а Сизерленды сейчас одна из самых влиятельных и интересных семей во Франции. Так что, мы не имеем права не представить мою невесту высшему обществу.

- Но я не хочу! - возразила Катрин. Только этого ей еще не хватало для полного счастья.

- Милая, ты не перестаешь удивлять меня! - обрадовался Райан, - обычно девушки только и мечтают попасть в высший свет.

- А я не обычная! - с вызовом произнесла девушка.

- Видимо этим ты меня и покорила! Даже на портрете! - улыбаясь, ответил мужчина, - Катрин, я тоже не в восторге от перспективы наблюдать, как за моей будущей женой будут увиваться сотни похотливых глаз! Была бы моя воля, то я бы уже завтра обвенчался с тобой, но, увы, с нашим положением это не возможно! И моя матушка не переживет такой наглости с моей стороны!

- Хорошо, - протянула Катрин, - где я буду жить?

- У нас, конечно! Ты забыла?

- Понятно! - значит, ее не будут никуда отправлять с этого замка. Хоть это радует.

- Уже поздно, - спохватился граф, - солнце скатилось за горизонт. Нам пора, иначе нас обыщутся. Да и тебе, нужно немного отдохнуть перед ужином.

Только сейчас Катрин заметила, что действительно уже начинает темнеть, и она согласилась:

- Да, пожалуй, ты прав! Пойдем! - и Райан взяв девушку под руку, направился к выходу. Как вдруг Катрин резко остановилась, словно что-то вспомнив.

- Что-то не так? - заволновался Райан.

- Райан, только не говори, что и сегодня ужин будет в полночь? - с ужасом в глазах спросила девушка. Для нее было выше всяких сил, вытерпеть еще одно такое ночное пиршество. Услышав это, граф засмеялся:

- Катрин, такое бывает только раз в несколько десятков лет, по случаю маскарада-помолвки! - поспешил успокоить Райан, - Так что, сегодня бояться нечего. Ужин будет через два часа - в девять!

- Слава Богу! - облегченно выдохнула девушка. От чего Райан еще больше рассмеялся, и тогда Катрин тоже не удержалась и захихикала.

- Идем! - сквозь смех воскликнул граф, и молодые люди вышли из зала, заливаясь от смеха.


8805679061557662.html
8805724489679398.html

8805679061557662.html
8805724489679398.html
    PR.RU™