Глава 6. Желтое солнце Фазииры висело прямо над головой, рассыпая лучи по сочной долине внизу и

Желтое солнце Фазииры висело прямо над головой, рассыпая лучи по сочной долине внизу и над лагерем в джунглях, где ждали Дес и его ситские товарищи по взводу. Под сенью дерева сайдера Дес, чтобы скоротать время, проводил быструю системную проверку своей бластерной винтовки ТК-22. Энергоблок был полностью заряжен и пригоден для пятидесяти выстрелов. Запасной силовой модуль он тоже проверил. Прицел чуть отходил в строну: общая проблема всех моделей серии ТК. У них были хорошая дальнобойность и мощность, но их прицелы со временем теряли точность калибровки. Быстрый шлепок вернул его на место.

Благодаря бессчетному количеству тренировок руки Деса двигались проворно и уверенно. За последние двенадцать месяцев он подвергался рутине так часто, что при работе не приходилось даже думать. Предбоевая проверка оружия не была стандартной практикой в ситских вооруженных силах, но эта привычка несколько раз спасла ему жизнь. Армия ситов росла так быстро, что просто не могла угнаться за собственными потребностями. Лучшее оборудование предназначалось для ветеранов и офицеров, в то время как новобранцы вынуждены были довольствоваться тем, что имелось на руках.

Теперь, когда он был сержантом, он мог затребовать модель и получше. Но ТК-22 была первым оружием, из которого он научился стрелять, и с которым довольно неплохо обращался. Дес полагал, что небольшой рутинный уход был лучше, чем изучение различных премудростей прочего вооружения.

Впрочем, у него еще имелся неплохой бластерный пистолет. Он выдавался не каждому солдату-ситу: для многих бойцов полуавтоматической винтовки среднего радиуса действия было вполне достаточно. Они, вероятно, погибли бы еще задолго до того, как смогли бы из него выстрелить. Но Дес за прошедший год не раз доказал, что был не из таких. Солдатам, чтобы пережить начальный натиск и подобраться к противнику, требовалось оружие, более подходящее для боя на близких дистанциях.

Для Деса таким оружием был ГСИ-21Д: внушительный пистолет-дизраптор производства «Галактик солюшнс индастрис». Предельный радиус его огня был не более двадцати метров, но с этой дистанции он с одинаковой эффективностью способен был пробить броню, плоть и дроидный корпус. Из-за устрашающего разрушительного потенциала, 21Д был под запретом в большинстве контролируемых Республикой секторов Галактики. В энергоблоке дизраптора помещалось зарядов лишь на десяток выстрелов, но когда Дес был с глазу на глаз с противником, ему редко требовалось больше одного.

Он затолкал пистолет в кобуру, закрепленную на поясе; проверил вибролезвие в сапоге и оглядел свой отряд. Все мужчины и женщины его подразделения следовали его примеру, в ожидании приказов проводя аналогичную проверку собственного оружия. Дес не смог удержаться от улыбки; он хорошо их обучил.

Он примкнул к армии ситов, чтобы избежать тюрьмы, а заодно и Апатроса. Но ему не потребовалось много времени, чтобы по-настоящему полюбить солдатскую жизнь. Между людьми, сражавшимися на их стороне, установился товарищеский дух, тесные узы, которые сразу же приняли в себя Деса. Он никогда в жизни не чувствовал родства с шахтерами на Апатросе и всегда считал себя кем-то вроде одиночки. Но в военной обстановке он нашел свое истинное призвание. Его место было здесь, со взводом. Его взводом.



Ефрейтор Аданар заметил его пристальный взгляд и в ответ дважды ударил сжатым кулаком по груди, прямо над сердцем. Это был жест, известный только членам подразделения: неофициальный знак верности и преданности, символ связи, которую они разделяли.

Дес возвратил приветствие. Они с Аданаром были в одном подразделении с первого дня их военной жизни. Вербовщик записал их в армию одновременно и определил обоих к Мракоходам – подразделению лейтенанта Улабора.

Аданар подобрал свое ружье и приблизился к сидящему на земле другу.

– Считаешь, что нам может скоро понадобиться твоя пушка, сержант?

– Пока что обойдемся без жертв, – ответил Дес и выхватил дизраптор, прокрутив его на пальце, прежде чем возвратить в кобуру.

– Надеюсь, они уже дали нам «добро», – проворчал Аданар – Мы на позиции целых два дня. Как долго они собираются ждать?

Дес пожал плечами.

– Мы не можем начинать, пока они не будут готовы выдвинуть основные силы. Отойдем слишком рано – и план провалится.

Мракоходы за минувший год заработали неплохую репутацию. Они поучаствовали во множестве битв на многих мирах, и снискали далеко не мало побед. Они прошли путь от одного из тысячи расходных фронтовых подразделений до элитного взвода, чьим назначением были рисковые миссии. Как раз сейчас они могли послужить ключом к захвату промышленного мира Фазиира – если бы только им приказали наступать. А до тех пор им предстоит торчать в этом лагере в джунглях, в часе пути от цели. Они были здесь лишь пару дней, но это уже начинало действовать на нервы.

Аданар принялся мерить шагами землю. Дес спокойно сидел в тени, наблюдая, как он марширует взад-вперед.

– Не изводи себя, – произнес он через минуту. – До сумерек мы никуда не пойдем. Ты тоже можешь отдохнуть.

Аданар прекратил расхаживать, но не сел.

– Лейтенант говорит, что это будет так же просто, как контрабанда пряности, – сказал он, старательно сохраняя в голосе небрежность. – Думаешь, он прав?

Лейтенанту Улабору доставалась куча похвал за успехи собственных бойцов, но все в подразделении знали, кто на самом деле был в ответе, когда над головой начинали свистеть бластерные выстрелы.

Этот факт стал непреложной истиной примерно год назад на Кашииике, где Дес и Аданар приняли свой первый бой. Взяв под контроль систему, Братство Тьмы рассчитывало обеспечить себе плацдарм в Срединном Кольце, и посылало солдат волну за волной, чтобы завладеть богатой ресурсами родиной вуки. Но планета была республиканским опорным пунктом, и отступать они были не намерены, даже несмотря на огромное численное превосходство.

Как только флот ситов высадился, их враги попросту растворились в лесу. Вторжение превратилось в войну на истощение, затянувшуюся, продолжительную кампанию, бой, который велся среди ветвей вроширов высоко над поверхностью планеты. Ситские войска не привыкли сражаться на вершинах деревьев, а толщи листвы и лозы кшии лесного полога обеспечивали превосходное прикрытие для республиканских солдат и их проводников-вуки, устраивавших засады и партизанские рейды. Тысячи за тысячами, захватчики расставались с жизнями; многие погибли, так и не увидев противника, сделавшего роковой выстрел... но Мастера ситы просто продолжали отряжать туда еще больше солдат.

Мракоходы входили во вторую волну подкрепления. При первой битве они откололись от основных сил, лишившись связи с остальной армией. Одинокий и окруженный врагами, лейтенант Улабор запаниковал. В отсутствии прямых приказов он не представлял себе, что предпринять, чтобы сохранить свое подразделение. К счастью, Дес вмешался и спас их шкуры.

Он мог чувствовать врагов, даже когда не мог их видеть. Каким-то образом он просто знал, где они. Он не мог этого объяснить, он уже очень давно оставил попытки отыскать объяснение своим уникальным талантам. Теперь он просто старался использовать их как преимущество. С Десом в качестве проводника, Мракоходы смогли избежать ловушек и засад, пока медленно пробирались обратно на воссоединение с основной армией. Это заняло три дня и три ночи тщательно спланированных, безжалостных битв, и безнадежного с виду прохождения через территорию врага, но у них все же получилось. После всех сражений, подразделение потеряло лишь несколько солдат, а взвод, вернувшийся назад, понял, что обязан Десу жизнью.

История Мракоходов сплотила всю армию ситов, подняв боевой дух, который начал опасно снижаться. Если одно-единственное подразделение смогло продержаться три дня, рассудили они, то значит, тысяча подразделений уж точно сможет выиграть войну. В конце концов, потребовалось почти две тысячи взводов, но Кашииик пал.

Как командиру героических Мракоходов, лейтенанту Улабору были объявлены особые благодарности. А тот даже не потрудился упомянуть, что в действительности за все отвечал Дес. Хотя и проявил здравый смысл, повысив Деса до сержанта. Еще он был достаточно рассудителен, чтобы убираться с дороги, когда становилось горячо.

– Ну и? – повторил Аданар. – Что скажешь, Дес? Когда они подадут нам сигнал, будет ли это задание похоже на контрабанду пряности?

– Лейтенант просто сказал то, что, по его мнению, все мы хотим услышать.

– Я это знаю, Дес. Вот почему я говорю с тобой. Я хочу знать, что нам предстоит на самом деле.

Дес задумался на несколько секунд. Они скрывались в джунглях на краю узкой долины – единственного пути в столичный город Фазииры, где армия Республики соорудила свой главный лагерь. На соседнем холме, возвышавшемся над долиной, стояла республиканская застава. Если ситы попытаются продвинуть войска через долину, пусть даже ночью, на заставе их заметят точно. Они подадут сигнал в базовый лагерь, и вся их оборона поднимется и подготовится к бою еще задолго до того, как враг их настигнет.

Миссия Мракоходов была проста: ликвидировать заставу так, чтобы остальная армия могла начать внезапную атаку на главный лагерь Республики. У них были генераторы помех – коротко-диапазонное глушащее оборудование, которое при включении не даст заставе возможности передать тревожный сигнал. Но им нужно было ударить по противнику быстро. Застава выходила на связь каждый день на рассвете, и если Мракоходы нападут слишком рано, то Республика поймет, что что-то не так, по не пришедшему вовремя докладу.

Расчет времени был решающим. Им нужно будет избавиться от республиканской заставы непосредственно перед тем, как в район войдут основные силы. На то, чтобы пересечь долину и застать лагерь неподготовленным, уйдет несколько часов. Это было выполнимо, но только если все будет отлично скоординировано. Мракоходы были на месте, но главное войско пока не подготовилось к выступлению... так что они просто ждали.

– Мне не по себе, – признал, наконец, Дес. – Взять эту заставу будет не так то просто. Когда нам дадут «добро», права на ошибку не будет. Мы должны быть идеальны. Если они для нас приготовили сюрпризы, то не избежать неприятностей.

Аданар сплюнул на землю.

– Я так и знал! У тебя плохое предчувствие, да? Все опять как на Хссноре!

Хсснор был кошмаром. После падения Кашииика, выжившие республиканские солдаты бежали на близлежащий мир Трандоша. Двадцать подразделений солдат, включая Мракоходов, направили в погоню. Они нагнали выживших республиканцев на пустынных равнинах за пределами города Хсснор.

День беспощадного сражения оставил много погибших с обеих сторон, но не определил победителя. Десу было не по себе во время битвы, хотя он не мог тогда сказать почему. Тревога возросла, как только опустилась ночь, и обе стороны отступили на свои позиции для перегруппировки. Трандошаны набросились несколько часов спустя.

Кромешная тьма не была помехой для рептилиеобразных инородцев: они могли видеть в инфракрасном спектре. Они появились из ниоткуда, материализуясь во тьме, словно порожденные кошмаром чудовища.

В отличие от вуки, трандошаны не состояли в союзе ни с одной из сторон галактической гражданской войны. Охотники за наградой и наемники Хсснора с жестокостью выкашивали ряды как республиканцев, так и ситов, уходя со своими трофеями и даже не заботясь о том, против кого выступали.

Детали резни так и не были официально обнародованы. Дес был в самом центре кровавой бойни, и даже он едва ли мог осмыслить случившееся. Как и любое другое подразделение, атака застала Мракоходов врасплох. К тому времени, как взошло солнце, почти половина ситских солдат была убита. Дес потерял многих друзей в этой резне... друзей, которых он мог бы спасти, если бы уделял больше внимания дурным предчувствиям, которые ощутил, впервые ступив на тот неприветливый пустынный мир. И он поклялся, что никогда больше не позволит Мракоходам пасть жертвой такого кошмара.

В конечном счете, Хсснор заплатил немалую цену за это нападение. С Кашииика выслали подкрепление, чтобы сокрушить не только силы Республики, но и трандошан. Больше, чем через неделю, ситы смогли заявить о победе, а величественный когда-то город был разграблен и сровнен с землей. Многие из трандошан попросту покинули сражение, защищая свои дома, и начав предлагать услуги собственным победителям. Они были охотниками за наградой, наемниками по призванию, и хищниками по натуре. Их не заботило, на кого они работают, до той поры, пока они имели возможность продолжать убивать. Излишне говорить, что ситы приняли их с распростертыми объятиями.

– Это не станет повторением Хсснора, – заверил Дес своего нервничающего товарища.

Его и правда вновь посетило беспокойное предчувствие. Но в этот раз оно было иным. Что-то серьезное должно было произойти, но Дес не мог сказать с уверенностью, будет ли это что-то хорошим или плохим.

– Давай же, Дес, – настаивал Аданар. – Иди, поговори с Улабором. Он иногда тебя слушает.

– И что мне ему сказать?

Аданар раздраженно вскинул руки.

– Да не знаю я! Расскажи ему о своем плохом предчувствии. Заставь его связаться со штабом и сказать им, чтобы нас вернули. Или убедить их дать сигнал к наступлению! Просто не заставляй нас высиживать тут как куча дохлых вомп-крыс, гниющих на солнце!

Ответить Дес не успел – Лючия, один из младших бойцов, подбежала к ним и бодро отдала честь.

– Сержант! Лейтенант Улабор желает, чтобы вы созвали взвод к его палатке. Он обратится к ним через тринадцать минут, – сказала она серьезным и взволнованным голосом.

Дес улыбнулся другу.

– Думаю, мы, наконец, получим наши приказы.

***

Солдаты взвода стояли по стойке «смирно» пока лейтенант с Десом проводили смотр. Как и всегда, инспекция состояла из перемещения Улабора взад-вперед между шеренгами, кивков и пророненных вполголоса одобрений. Все это было больше показухой, возможностью для Улабора почувствовать свою причастность к успеху миссии.

Когда они закончили, лейтенант промаршировал к фронту колонны и развернулся к бойцам. Дес в одиночестве стоял спиной к подразделению, лицом к лицу со старшим офицером.

– Все здесь хорошо знакомы с задачами нашей миссии, – начал Улабор, его голос звучал необычно пронзительно и громко.

Дес предположил, что это попытка казаться авторитетным; но вместо этого все походило на визг.

– Специфические аспекты задания я предоставлю сержанту, – продолжил он. – Наша миссия не из легких, но дни, когда Мракоходам доставалась легкая работа, давно прошли. Мне нечего больше сказать; я знаю, все вы так же сильно, как и я, хотите прекратить это бесконечное ожидание. Вот почему я рад сообщить вам, что нам был отдан приказ наступать. Мы разгромим республиканскую заставу в течение ближайшего часа!

Из шеренги раздались вздохи ужаса и громкий недоверчивый ропот. Улабор отшатнулся назад, словно заработал оплеуху. Он явно рассчитывал на радость и ликование, и был ошарашен внезапным гневом и отсутствием дисциплины.

– Мракоходы, тихо! – рявкнул Дес. Он приблизился к лейтенанту и понизил голос. – Сэр, вы уверены, что приказы были именно такими? Атаковать в течение часа? Вы уверены, что они не имели ввиду «в течение часа после сумерек»?

– Вы подвергаете сомнению мои слова, сержант? – фыркнул Улабор, не делая даже попытки говорить тише.

– Нет, сэр. Просто если мы выйдем в течение часа, то по-прежнему будет светло. Они увидят наше приближение.

– К тому времени, как они нас увидят, мы будем уже достаточно близко, чтобы заглушить их передатчики, – парировал лейтенант. – Они не смогут послать сообщение в главный лагерь.

– Дело не только в этом. Есть еще канонерки. У них три репульсорных судна, оборудованных противопехотными пушками. Если мы попытаемся взять заставу средь бела дня, эти штуковины перебьют нас с воздуха.

– Это самоубийственная миссия! – выкрикнул кто-то из строя.

Глаза Улабора сощурились, а лицо залилось краской.

– Основные соединения выдвигаются в сумерках, сержант, – сказал он сквозь плотно стиснутые зубы. – Они хотят пересечь долину во тьме и разбить республиканский лагерь с первым лучом солнца.

– Тогда у нас нет причин выходить так скоро, – ответил Дес, из всех сил стараясь сохранять спокойствие. – Если они начнут атаку в сумерках, у них займет, по крайней мере, часа три, чтобы достичь долины с текущей позиции. Это даст нам достаточно времени, чтобы захватить заставу до их прибытия, даже если мы дождемся наступления темноты.

– Очевидно, вы не понимаете, что на самом деле происходит, сержант, – сказал Улабор, словно спорил с упрямым ребенком. – Главные силы не начнут двигаться до тех пор, пока мы не доложим, что наша миссия завершена. Вот почему нам нужно идти сейчас.

Это имело смысл: генералы не хотели рисковать основным войском, пока они не убедятся, что долина безопасна. Но то, что их отправляют при свете дня, гарантировало, что количество убитых и раненных среди Мракоходов увеличится пятикратно.

– Вы должны снова связаться со штабом и объяснить им ситуацию, – сказал Дес. – Мы не можем мериться силами с этими канонерками. Нам нужно подождать до тех пор, пока они не посадят их на ночь. Вы должны заставить штаб понять, с чем нам предстоит столкнуться.

Лейтенант казалось, даже и не слышал его.

– Генералы отдают приказы мне, а я отдаю их вам, – фыркнул он. – И никак иначе! Армия выдвигается в сумерках, и никто не станет менять этого, чтобы приспособиться к вашим замыслам, сержант!

– Им не нужно менять свои планы, – настаивал Дес. – Если мы выйдем, как только стемнеет, мы сумеем разбить эту заставу к тому времени, как они войдут в долину. Но посылать нас сейчас – это просто...

– Довольно! – провизжал лейтенант. – Прекратите хныкать как банта, отбившаяся от стада! У вас есть приказы, так и следуйте им! Или вы хотите увидеть, что случается с солдатами, которые не повинуются старшим офицерам?

Внезапно Десу стало совершенно ясно, как в действительности обстоит дело. Улабор знал, что приказ был ошибкой, но он слишком боялся что-либо предпринять. Приказ, вероятно, исходил напрямую от одного из Темных Повелителей. Улабор скорее отправит свой взвод на бойню, чем столкнется с гневом Мастера сита. Но Дес не собирался позволять ему вести Мракоходов к гибели. Это не должно было стать повторением Хсснора. Он колебался всего лишь секунду, прежде чем ударить лейтенанта кулаком в челюсть, послав его в нокаут.

Когда Улабор тяжело повалился на землю, среди бойцов повисло оглушительное молчание. Дес быстро забрал упавшее офицерское оружие, потом повернулся и ткнул пальцем в парочку новобранцев.

– Вы двое, присмотрите за лейтенантом. Убедитесь, что ему будет удобно, когда он очнется, но не подпускайте его и на шаг близко к передатчику.

Офицеру-связисту он сказал:

– Прямо перед сумерками отошли сообщение в штаб, что наше задание выполнено, и что они могут начинать продвигать главные силы в долину. Это даст нам два часа на успешное выполнение задачи до их появления.

Повернувшись, чтобы обратиться к остальным солдатам, он сделал паузу, давая понять серьезность своих дальнейших слов.

– То, что я сделал – это мятеж, – медленно произнес он. – Любой, кто последует за мной сейчас, по окончании задания может столкнуться с трибуналом. Если кто-то из вас полагает, что после совершенного мной не может подчиняться моим приказам, скажите сейчас, чтобы я мог передать командование ефрейтору Аданару вплоть до завершения миссии.

Он пристально оглядел солдат. Около секунды никто не говорил; затем все как один воздели кулаки и два раза ударили себя в грудь, прямо над сердцем.

Переполненный гордостью, Дес тяжело сглотнул перед тем, как отдать последний приказ взводу... своему взводу.

– Мракоходы, вольно!

Шеренги распались на группы по двое-трое, солдаты принялись тихо перешептываться. Аданар отделился от остальных и подошел к Десу.

– Улабор этого не забудет, – спокойно сказал он. – Что собираешься делать?

– После того, как мы захватим заставу, они захотят вручить нашему командиру медаль, – ответил Дес. – Держу пари, он скорее заткнется и примет ее, чем расскажет кому-нибудь, что произошло на самом деле.

Аданар хмыкнул.

– Похоже, ты все просчитал.

– Не совсем, – признал Дес. – Я все еще не уверен, каким образом мы возьмем эту заставу.


8810346239424161.html
8810372863178660.html

8810346239424161.html
8810372863178660.html
    PR.RU™